ортопедичні матраци Львів

Столб встречается в намогильных сооружениях нетюркских народов Сибири и Дальнего Востока, в культуре которых прослеживаются южные влияния. Приморские нанайцы и удэгейцы возводили над могилой небольшую кучу камней, в центр которой втыкалась палка. Тазовс — кие селькупы устанавливали в 5 — 7 м от могилы шест и вешали на него голову жертвенного оленя. Гиляки ставили столбики в головах и ногах погребенного, к которым привешивали лук и копье.
Намогильный столб воплощал идею мирового древа. Характерно, что в эпосе тюркских народов смерть богатыря связывалась с падением его коновязи, знамени, гибели предназначенного ему дерева, что означало гибель его мира. Установка столба на могиле, вероятно, символизировала воздвижение мирового древа для инобытия, вместо поверженного смертью посюстороннего.
Приведенные выше данные свидетельствуют о том, что метафорами образа мирового древа в намогильных сооружениях тюркских народов выступали шест, шест-багана, копье, коновязь. Варьирование количества намогильных столбов от 1 до 4, видимо, соответствовало представлениям о множественности единого образа мирового древа, обусловленной, например, бинарностью, трехслойностью, четырехсторон — ностью картины мира. Как правило, предмет — воплощение мирового древа на могиле снабжен жертвоприношением: хвостом, головой, шкурой жертвенного животного, кусками ткани «сакральных» цветов и даже сосудом с напитком, оружием ортопедичні матраци Львів. Кроме того, очевидно, в некоторых случаях мировое древо может выступать в антропоморфной ипостаси. Семантическое тождество мирового древа и человеческой фигуры в погребальной обрядности тюркских народов, кроме антропоморфного столба на могиле иллюстрируется разновидностью киргизского тула, представлявшего собой шест с перекрестьем, на который надевались одежда и головной убор умершего. По мнению Б. П. Шишло, вместилищем души умершего была и траурная пика-найза. По завершению погребально-поминальных церемоний, ее ломали и втыкали в изголовье могилы или сжигали.