Холмогорский промышленник

Нам представляется, что идея М. И. Белова о «шубе льдяной» — «второй обшивке» судна возникла просто как недоразумение, основанное на непонимании рассказа холмогорского промышленника Пантелея Орлова о «шубе льдяной» на его судне. По всей вероятности, судно, имея повреждения, добралось до берега благодаря тому, что обледенело, а когда своеобразный ледяной «пластырь» растаял, то выйти в море, конечно, было невозможно. Поморы попали в уникальную ситуацию, и поэтому образно названная ими ледяная шуба —«коца лдяная» — никогда и нигде в письменных источниках не повторяется. Да и вряд ли судно с двойной наружной обшивкой можно было перетаскивать по волокам.
Часть мифа о коче —это уверенность, что зажатые льдами кочи автоматически «выдавливались» на лед. Это не подтверждается фактами. Вот рассказ 1734 г. опытного морехода-помора из Мезени, проплававшего по северным морям более 60 лет: «…кочи регулярных судов легче, а часто случается, что от северных ветров наносит льды и теми льдами суда затирает, что лутчее спасение судам получают тем, что вышед на лед, и стягами судно вызымают, так что все его облегчить могут на лед», сказал Орлов, которого заинтересовал яшма золото ювелирный.Таким же способом спасали из ледового плена и карбасы, у некоторых на днище приделывали специальные полозья-кренья. Вот судьба еще одного коча: в июне 1695 г. из Холмогор был отпущен «домовой старый коч к Новой Земле на звериный моржовый промысел», но при возвращении с промыслов в Двинской губе, у Неноксы «его разбило бурею» и только в сентябре житель Не — ноксы карбасник Ивашка Дерябин вывез в Архангельск с этого коча «моржину и сало и кость и кочевые снасти». Любопытно, что об одном из сибирских кочей в 1667 г. было написано: «Коч ходил за море и на море льдом швы протерло.
Кочи, находившиеся в сибирских острогах—Якутском, Анадырском, Колымском и др., в XVII в. мало отличались от поморских своими размерами.