Мама, почему я такая некрасивая?

Почему необходимо исправлять прикус в раннем детстве? Стоматология с неправильным расположением зубов связывает раннее развитие кариеса и пародонтита, а также нарушение работы кишечника. А вот психологи уверены, что своевременное лечение помогает ребенку преодолеть подростковый кризис, нередко выражающийся в недовольстве собственной внешностью. Поучительную историю на эту тему рассказывает автор следующей статьи.


Я слишком высокая, слишком толстая и вообще некрасивая, да. У меня маленькие глаза, а нос – боже, разве это нос? Это какой-то шнобель. Материала, который на него пошел, хватило бы как минимум на два нормальных носа. Таких, например, как у Ирки. А волосы – в моих мечтах они длинные и роскошные, как у героини сериала «Элен и ребята», а в реальности – крысиные хвосты. А еще сегодня утром, в довершение всех бед, на моем огромном носу вскочил отвратительный красный прыщ.


Не пойду в школу и постель заправлять не буду. Пропади оно все пропадом. Вот лягу и умру, хуже не будет. «Какая хорошенькая!» – умиляется сегодня мама, глядя на мои подростковые фотографии – немногие из тех, что я не изорвала, когда она из лучших побуждений подсунула семейный альбом одноклассникам на мой день рождения.


«А это Машеньке два годика – такая толстенькая! Вот здесь мы на море поехали – ой, как же она долго плавать не могла научиться. А в последний день – ха-ха – объелась абрикосов и не выходила из номера весь день», – вдохновенно рассказывала она, а я от стыда была готова провалиться сквозь землю. Конечно, после такого кошмара и речи не могло быть о том, чтобы пригласить на медленный танец того самого мальчика, ради которого и устраивался, собственно говоря, весь день рождения.


Его пригласила Ирка и танцевала с ним, наморщив свой идеальный нос. Как выяснилось, она хотела пригласить пришедшего с ним друга, но постеснялась. Ведь кавалера звали Артемом, а Ирка немного картавила. «Я представила, что назову его случайно по имени, с этой отвратительной грассирующей «р» – такой позор не смыть ничем. Денис в этом плане – куда проще», – со смехом вспоминала она на девичнике десяток лет спустя.


Мне же тогда было не до веселья. В то время как Ирка-изменщица разбивала мою жизнь, я рыдала, закрывшись в ванной, поднимала глаза к зеркалу, где предательски отражался этот огромный нос, и снова разражалась потоком слез. Да что там – жизнь была кончена, это понятно. Гости расходились, наверняка смеясь над моим носом и толстыми южными фотографиями. Оставалось умереть или пойти в монастырь.


А еще были жуткие диеты из иностранных журналов и тональный крем «Балет», которым я замазывала прыщи, а подружка – «ужасные круги под глазами». Мамины туфли на каблуках – у миниатюрной Ирочки и вечная сутулость с рефреном «я слишком высокая» у меня. Уродливая сумка «не как у всех» и теплая шапка весной – когда уже их никто не носит.


«Я очень некрасивая?» – периодически интересовалась я у родителей и неизменно слышала в ответ, что это не главное. А что тогда главное-то в 13 лет – оценки, что ли? Ну, вы, предки, даете… В общем, я очень некрасивая, это ясно. «Просто нескладная, как все подростки. Через пару лет будешь красавицей», – иногда добавляла мама.


А мне не нужно через пару лет. Мне нужно сейчас! – хотя бы на один, на этот вечер. Я сегодня впервые иду на свидание. С Денисом. Понятно, что для прогулки я выбрала вечер (чтоб нос был не так заметен) и нарядные белые брюки (лучшее, что было в моем гардеробе). Что было дальше – не хочется даже вспоминать. Во-первых, на каблуках я – дылда, настоящая дылда – оказалась на полголовы выше кавалера. Во-вторых, стараясь не поворачиваться к нему в профиль, я споткнулась и упала. Раздался угрожающий треск: брюки поползли по швам.


Это была катастрофа. Я мечтала лишь об одном – скорее дойти до дома, спрятаться в комнате и никогда больше не выходить из нее. Возле дома я гордо развернулась и пошла к подъезду. «Смотри, у тебя брюки порвались», – сказал Денис вслед. Больше при встрече я с ним не здоровалась, а сталкиваясь в школе, надменно поворачивалась спиной. Или боком – что уж там, все равно все потеряно.


Прошло время, я поняла, что и толстой не была, и нос у меня вполне себе нормальный. Вот только белые брюки и первые свидания долго оставались моим кошмаром – пока, уже будучи студенткой, я не встретилась с повзрослевшим Денисом – симпатичным и уверенным в себе молодым человеком – в метро. Мы ехали в одном вагоне и разговорились, вспомнили прошлое.


«Скажи честно, – спросил он вдруг, – а из-за чего тогда ты перестала со мной общаться? Это потому, что с каблуками я был ниже тебя?» Я обмерла и, подумав минуту, ответила: «Просто мне было 13 лет». Он понял…