оборудование для магазинов

Объективная картина нарушения принципов буржуазной демократии, к которому привело применение чрезвычайного законодательства в Ирландии, содержится в отчете специальной комиссии, созданной существовавшим в то время Национальным советом по защите гражданских свобод, объединившим видных общественных деятелей и ученых. Комиссия обстоятельно и в основном правильно охарактеризовала закон 1922 года. Она подчеркнула, что: а) палаты ирландского Парламента неправомерно делегировали «гражданской власти» те полномочия, которыми могли располагать только они сами; б) Парламент не сохранил за собой даже права отменять постановления, изданные министром внутренних дел, а мог только просить его об их отмене; в) Парламент предоставил министру внутренних дел право передавать свои полномочия другим исполнительным органам, в частности полиции. Проанализировав права, предоставленные Парламентом министру внутренних дел, комиссия пришла к справедливому выводу о том, что закон 1922 года открыл путь к ничем не ограниченной диктатуре министра внутренних дел. В этом легко убедиться, если привести хотя бы некоторые уголовноправовые нормы, установленные единолично министром внутренних дел. В частности, одной из шедул, изданных министром внутренних дел на основе закона 1922 года, предусматривалось телесное наказание за некоторые преступления, связанные с владением или использованием огнестрельного оружия либо взрывчатых веществ, за поджог и за некоторые другие виды повреждения имущества оборудование для магазинов. Другим постановлением предусматривалось наказание смертной казнью за некоторые преступления, связанные с владением и пользованием взрывчатыми веществами, хотя бы это пользование и не сопровождалось убийством.
Закон 1922 года содержит в себе такую норму, которую позднее можно было встретить только в законодательстве фашистских государств. Эта норма гласила: «Если кто-либо совершит действие такого свойства, что им может быть причинен ущерб делу сохранения мира или поддержания порядка в Северной Ирландии, то, хотя бы это действие не было специально предусмотрено обязательным постановлением, он будет считаться виновным в преступлении против обязательных постановлений».