компрессор кондиционера опель астра

Никто не знает, что называется «конституционным строем». Каждый из нас знает, что это не только то, о чем говорится в конституционном законе, а значительно больше. Ну, а где границы этого понятия? Ни один человек не знает этого! Что же это будет, если парламенты или министерства вырабатывают такие законы, которые оставляют без внимания их практичность. Невозможно таким путем создавать законы, которые лишены определенного критерия… В противном случае я вижу законы, в которых так типично переступаются границы и задачи уголовного права». Неопределенный характер формулировок законодательства ФРГ справедливо критикуется в работах юристов Германской Демократической Республики, которые убедительно показали политическую сущность уголовного законодательства ФРГ «о защите государства» и подвергли обстоятельной критике работы западногер» манских юристов, защищающих указанное законодательство как надежный инструмент «правового государства». В частности, на основе анализа этого законодательства и практики его применения они доказали, что закон от 30 августа 1951 г. и другие законы «о защите государства» используются для подавления демократических, национальных и миролюбивых устремлений. Герхард Кюлиг, анализируя содержание § 90а УК, который карает за создание «объединений, враждебных государству», справедливо пишет: «Вместо того, чтобы применять эту норму против поджигателей повой войны, она была злонамеренно применена исключительно против функционеров демократических объединений». Нельзя не отметить и другую особенность западногерманского уголовного законодательства «о защите государства» компрессор кондиционера опель астра. Предоставим слово уже цитировавшемуся юристу из ФРГ Маураху. В упомянутом выше учебнике он пишет, что составы преступлений, предусмотренные § 83 и 84 УК ФРГ, воспроизводят основные положения гитлеровского закона от 24 апреля 1934 г. «О государственной измене и посягательстве на безопасность страны». Об этом же свидетельствует и то, что закон от 30 августа, а вслед за ним и Уголовный кодекс ФРГ воспроизвели нацистскую концепцию измены, согласно которой изменой считалась ненасильственная «измена имперской власти и основному порядку немецкой жизни».